Надежда Ермакова: Люблю этот край, в котором родилась и живу

В День начала Великой Отечественной войны мы вспоминаем всех, кто внес свой неоценимый вклад в дело Великой Победы.

Военные годы в истории нашего государства  также известны не менее трагическими событиями — сталинскими репрессиями. Не обошла стороной волна «большого террора» многих, кого принимал в те далекие годы наш северный край…

Наша сегодняшняя собеседница – уроженка п. Балаганнах, старожил микрорайона «Нерский» райцентра Оймяконья, недавний юбиляр, ветеран труда РФ,  обладатель серебряной медали «За вклад в сельское хозяйство РС (Я)» и  сильная женщина  Надежда Феликсовна Ермакова.

Темные страницы  истории страны – в судьбе семьи

—  Политические репрессии, к сожалению, коснулись и нашей семьи. Мой отец Севрук Феликс Александрович, 1912 года рождения, уроженец деревни Ольховка Березинского района Могилевской области был осужден тройкой НКВД БССР Могилевской области 3 ноября 1938 года. Для отбывания наказания прибыл в Магаданскую область осенью 1939 года, — рассказывает  Надежда Феликсовна. —  Мама отца, моя бабушка Эльжбета была родом из Польши,  жили они с дедом Александром  в Беларусской CCР. Отец был у них единственным сыном.  Сначала по политической статье осудили деда, затем и совсем еще молодого отца по политической 58-й статье ч. 6 УК того времени со стандартным приговором  «10 лет лишения свободы без права переписки». Обвинили его в шпионаже в пользу Польши. Не пережив горя, бабушка тогда заболела и  прожила недолго.

Сейчас, спустя не один десяток лет, мы понимаем, что власть карала людей за какие-то их действия против неё. Между тем, большинство, кого мы сегодня вспоминаем, ни о каких действиях против власти и не помышляли.  Люди попадали в разряд врагов народа иногда просто став жертвами оговоров. В тот период стукачество, судя по всему, носило глобальный характер.

— Я, уже после смерти отца, писала в архивы Могилева, Магадана, Якутска, делала запросы, чтобы получить какую-либо информацию. Мне предоставили ответ, что освободился он 15 ноября 1948 года. Из детских воспоминаний всплывает иногда произносимое папой название «Бурхала». Возможно, именно там в Магаданской области он и отбывал свой долгий срок.

После освобождения из мест лишения свободы его направили в ссылку на поселение на территории Якутии. В 1958 г. должен был завершиться  его срок.  Но в апреле 1956, на два года раньше,  его на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР освободили от срока спецпоселения в Якутской АССР. Об этом имеется справка, выданная прокуратурой Российской Федерации по Республике Саха (Якутия) в 2009 году. И в том же году,  в 1956,  отец был полностью реабилитирован, о чем ему выдали справку. В то время шла массовая реабилитация политзаключенных,  — пояснила наша собеседница.

— Как изредка можно было слышать от отца, что сначала его отправили на участок Кенирсала. Как я понимаю, так  раньше  назывался прииск «Юбилейный». Тогда папа уже был «бесконвойным».  Затем местом  его спецпоселения стал п. Балаганнах, где на то время жили в основном такие же  как и он спецпоселенцы.  Там же  отбывала срок, как принято говорить,  «за колоски»  и  наша мама Екатерина Сергеевна.  Родители познакомились и создали семью. У мамы уже были дочери Тамара и Люба.  Но когда ее осудили,   в соответствии с действовавшими тогда законами, их забрали в детский дом.

Первой у родителей в 1954 г. на свет появилась я. Потом родились сестры Валя, Галя и   брат Валера. Мы все – погодки. Брата, к сожалению,  уже нет среди нас.

Позже родители нашли  нашу сестру Тамару. С Любой оказалось сложнее, поскольку ее  сразу удочерили другие люди и нам немногое о ней удалось узнать.

Родителей не стало в один год, в 1977, когда мы были еще молодыми. Сначала ушла мама, а спустя три месяца, того же числа – и отец…

В Белоруссию, на малую родину папы,  родители никогда не ездили и мы,  дети,  тоже.

Счастливое детство

— Несмотря на то, что время было послевоенное и родной поселок находился в таком суровом и отдаленном крае, детство сохранилось в памяти счастливым, оно — незабываемо.

Мы много времени проводили на свежем воздухе, играли, успевали помогать родителям, но это не  тяготило нас. Никто из родителей не читал нам нравоучений о важности труда. Все как-то шло само собой. Все работали и помогали старшим, и мы — тоже, — делится наша героиня.

— Папа всегда работал столяром, а мама трудилась овощеводом. Летом мы с утра до вечера помогали  маме на поле или в парниках.

Овощи выращивали сами, держали подсобное хозяйство, собирали ягоды, грибы. Поскольку холодильников раньше не было, мама готовила несколько раз в день, на столе всегда все было свежее, вкусное и разнообразное. Как и все семьи, делали  и заготовки на долгую зиму. Папа  очень любил рыбачить, поэтому   всегда готовили  хариуса. Мы  росли здоровыми и крепкими детьми. Мама больше занималась по хозяйству,  а отец много времени проводил с нами. Мы у него появились, когда ему было уже за 40. Папа нас очень любил и все время что-то для нас придумывал, затевал: мы переплывали на лодке на противоположный берег реки, собирали  с ним  смородину и малину, рыбачили. Он строил для нас снежные горки, мастерил ходули, всяческие санки и т.д.,  — с  большой теплотой и любовью говорит Надежда Феликсовна о своих родителях.

Как вспоминает Н.Ф. Ермакова,  родители старались привить им то, что считали для себя важным в  жизни. Детей воспитывали в доброте и уважении к людям.  Никогда, ни при каких обстоятельствах в семье не слышали от родителей порицания в адрес существующего строя. Отец, как и многие отбывавшие срок в лагерях «Дальстроя», не любил вспоминать и рассказывать о  тех тяжелых годах.   Горе и унижение, пережитые отцом и матерью в годы репрессий, удивительным образом трансформировались у них в желание честно работать и достичь всего своими силами.

— Уже став взрослыми,  мы отчетливо поняли, какой силой духа нужно было обладать, чтобы не озлобиться и не сломиться под гнетом  столь драматических событий в  их жизни, насколько мужественными были  наши родители, передавшие и заложившие в нас столько хорошего, — считает наша собеседница.

— В совхоз «Дружба» мы переехали, когда мне было 13 лет. Перед этим я училась в Усть-Нере и жила в интернате, поскольку  наша семья тогда проживала на Балаганнахе, — делится старожил микрорайона «Нерский». —  Но отец тогда сказал: «Что мне теперь всех детей отправить в интернат?». Тогда он обратился к руководству совхоза, и нам дали  совхозную квартиру, в которую мы и переехали. И здесь, на «Дружбе», я живу по сегодняшний день.

Долгие годы профессиональной деятельности – в растениеводстве

В молодости Надежда поступала в техникум, чтобы получить профессию зоотехника, но выйдя замуж, не окончила его. На протяжении многих лет она проработала  растениеводом в совхозе «Дружба». А затем, после реорганизации совхоза, – в растениеводческом кооперативе. За многолетний труд и вклад в развитие агропромышленного комплекса России Надежда Феликсовна была удостоена  почетного звания ветерана труда.

С агрономом в теплице

И сейчас наша героиня, находясь на заслуженном отдыхе, продолжает работать. Вот уже как 13 лет она следит за чистотой и порядком в Социальном фонде п. Усть-Неры.  Надежда Феликсовна в коллективе пользуется заслуженным авторитетом. По всем хозяйственным вопросам коллеги обращаются именно к ней. А красивые цветы на крыльце организации – это тоже дело ее заботливых рук.

О любимых и родных

С любящим мужем Валерием Надежда прожила счастливые 25 лет, в их семье выросли двое прекрасных детей —  Ира  и Сережа. Глава семьи всю свою жизнь  честно работал водителем-дальнобойщиком. В 1997 году наша героиня, к сожалению, овдовела…

Сейчас дочь Ирина живет и работает в Магадане, сын Сергей – в Прокопьевске Кемеровской области. Внучка Полина, дочь Иры, окончила Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова, внук Костя (по линии сына) получил высшее образование в г. Перми в сфере компьютерных технологий.

— Со всеми родными мы всегда на связи, иногда ездим друг к другу в гости. С сестрами поддерживаю связь: Валя живет в Калининграде, Галя – в Архангельскй области.

Здесь, в родном поселке, тоже имеется свой круг общения — племянница Настя, знакомая с детства Светлана Поцелуева, коллеги, соседи.

Всегда нахожу в себе силы, чтобы бороться с плохим настроением, трудностями и житейскими невзгодами. Не люблю, когда люди проявляют слабоволие, — делится наша героиня.  — Свободное время  стараюсь занять нужными и интересными делами: работаю летом в теплице, зимой читаю вечерами, вышиваю картины, которые иногда дарю потом родным и знакомым. Люблю этот край, в котором родилась и живу. Мне не на что жаловаться.

Вот такие они дети репрессированных родителей, пустившие корни на оймяконской земле. Они не стали искать виноватых, таить злобу в сердце, а честно трудятся на благо своей родины.

 

Подробнее читайте в газете «Северная заря».

 

Юлия Фролова

Фото автора и из семейного архива Н. Ермаковой